Лавиния (lavinya) wrote,
Лавиния
lavinya

Categories:

Рассказка на злобу дня :-)

1977
К сильному кишиневскому землетрясению 1977 года я опоздала самую малость и ничего конкретного сказать не могу. Его я пережила у мамы в животе. Подсознательный сильнейший страх этого дела у меня оттуда, наверно.

1987 (если не ошибаюсь)
Глухая ночь. Гроза, сильнейший ливень, и – да-да, землетрясение в Нурланде.
... А знаете, чего у меня дома в Кишиневе было больше всего? Книг, ясный пень. Поэтому над моим диванчиком висят этажерки до самого потолка, а на них – великое множество книг, многотомная энциклопедия, объемистый словарь киноискусства и другие книги по кино, которые всю жизнь собирала моя бабушка... Поэтому при начале толчков мама бежит к Ксюшкиной кроватке и закрывает ее собственным телом. Папа же бежит спасать меня от потенциального книжного обвала. После этого случая он прибивает этажерки к стене...

Потом мы спускасмся вниз, хотя кому оно нужно – после того, как уже оттрясло... А у меня мокрые волосы. Ни у кого тогда не было фена, мы, по-моему, даже не знали, что это за штука такая. Длинные косы мылись с вечера, хорошенько вытирались и закутывались в теплую косынку. К утру высыхали. Так что я в косыночке с мокрыми кудрями выхожу в дождь и ветер. И соседская девочка Карина тоже в платочке. Стоим мы с ней, две Дуняши, и слушаем соседку Веру, которая утверждает, что за пару минут до землетрясения ее сын выглянул в окно и сказал “Ну и погодка нонче. Только землетрясения и не хватало!”

Май 1990
Пришла из школы, обедаю, на обед пельмени (вот дурацкая память, правда?), починяю примус. Собираюсь на урок музыки – на завтра запланирован первый в жизни экзамен по игре на фортепьяно. В программе – любимое, “Полонез” Огинского и “Турецкий марш” Моцарта.

Трясет. Сильно трясет. И что самое ужасное – крайне некстати перед глазами встают картины Спитака, помните это жуткое землетрясение в Армении с тысячами жертв? Пол ходит ходуном в такт моей одной-единственной мысли: “Сейчас будет как в Спитаке. Ну вот еще чуть-чуть – и уже будет как в Спитаке...” Выскакиваю на лестничную клетку. Соседка Вера уже там, бьется в истерике. Надета на ней при этом розовая комбинация с кружевами. Сын другой соседки Генка с великолепной невозутимостью пытается Веру успокоить. На его голове почему-то красуется широкополая белая панама...

Ну вот, вроде дотрясло. Приходит папа, забирает Ксюшку из сада и мы идем... Нет, вы не поверите куда мы идем. Этот поход через четверть часа после сильного землетрясения – квинтэссенция всей нашей тамошней жизни. В то время в Кишиневе “выбрасывают” очень вкусное нерафинированное подсолнечное масло на разлив, любой салат с добавкой этого масла превращается в шедевр кулинарного искусства. И за ним, естественно, выстраиваются дикие очереди. На момент стихийного бедствия папа как раз стоит в очереди за этим самым чудо-маслом. И вот мы с папой и с Ксюшкой берем трехлитровую бутыль и идем в магазин. В магазине пусто, продавщица взирает на нас из-за прилавка офонаревшим взором. Папа протягивает ей бутыль, и она, не сводя с нас глаз, наполняет его маслом под завязочку. Мы на радостях прихватываем еще кое-что и уходим, страшно довольные собой. То, что в маркетинге называют – "make thread an opportunity"…

Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал... Ночью – новый сильный толчок. Пару часов проводим на улице, остаток ночи я лежу в кровати и лихорадочно прислушиваюсь. Говорят, перед сильными толчками земля гудит... По улице, как назло, все время ездят грузовики.

А на утро, вы не забыли – наутро экзамен по музыке. Звоню учительнице. Она вся в сомнениях и тягостных раздумьях. Все же велит приходить. Прихожу. Мда, исполнять “Турецкий” марш дрожащими от всех треволнений руками – это, конечно, самое то. Но пятерка. Я, наверно, могла бы на тот момент отыграть “Собачий вальс” с ошибками – мне бы тоже поставили пятерку. Потому что, во-первых, ясно, что мне не до музыкальных тонкостей, во-вторых, все хотят побыстрее домой, поближе к детям...

Иду домой. Оказывается, все решили эвакуироваться заблаговременно и сидят во дворе. Верующие бабульки толкуют про “Бог троицу любит”. Сидим так почти до вечера, потом нехотя расползаемся по домам...

Приключение окончено.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments